Сергей Буркатовский — «Главная дата» («Вчера будет война»)

data-2_500x

«Там, короче, наш современник попадает в СССР прям перед войной! Доходит до самого Сталина, все ему рассказывает…».

Опять двадцать пять! — скажет искушенный любитель фантастики. — Других сюжетов у вас вообще нет, реваншисты совковые?! Давайте уж прямо в ставку Гитлеру спецназ «Альфа» отправляйте, чего мелочиться.

Хотя завязка и впрямь жеванная-пережеванная, за книжку взялся с интересом. У писателя Буркатовского большой кредит доверия: он один из авторов великолепной игры «World of Tanks», в которой тема Отечественной войны раскрыта со знанием и любовью.

Осилил роман за три дня и остался в восторге. Будь я министром образования — рекомендовал бы в школы, к внеклассному чтению. Книга не затеряется на полке с «Моментом истины» или «Секретным фарватером». Хотя автор себя ровней им не считает и при первой возможности отказался от аллюзии на «Завтра была война«в названии.

Можно сравнить и с кинговской «11/22/63»: схожая фабула, но другие акценты. Мистер Кинг все больше про мироздание, гражданин Буркатовский — про патриотизм.

После первых же глав стало ясно. что не так уж сюжет и банален. В прошлое попадает не спецназовец и не ученый, а обычный современный веб-дизайнер категории «тысячи их». Объем знаний, полезных для страны, особенно СССР в начале 40-х, соответствующий. И пресловутая дата нападения нацистов и кое-какие подробности о ходе войны, и имеющиеся при нем чудеса техники —плеер и мобильник с микросхемами и ЖК-дисплеями не способны ни остановить приближающуюся Великую Отечественную, ни смягчить лютый напор операции «Барбаросса».

Поэтому книжка выигрышнее всего раскрывается в эпизодах военного и предвоенного быта. В них минимум «фантастического», они, напротив, очень реалистичные и живые. И это касается не только описаний боев и техники, в которых автор априори дока: настоящее, достоверное все — от учебных стрельб на МТС, от совещаний в ставке Главнокомандующего, до дальнего полета разведывательного метеорологического самолета. А шикарные панорамы? Вот Москва готовится к осаде, вот танковый клин штурмует аэродром… Или:

У крайних домов деревни показалась очередная группа. Четыре красноармейца, оскальзываясь, тащили что-то (или, вернее, кого-то) на покрытых плащ-палаткой жердинах. Идти после вчерашнего дождя по глинистой дороге было нелегко, бойцы постоянно скользили, и полверсты до замершей среди поля машины заняли у них минут десять, не меньше. У трактора остановились, осторожно поставили носилки наземь, рядом с молчащим сержантом. Тот продолжал смотреть на закат. Человек с обмотанной шапкой бинтов головой коротко застонал, когда носилки слегка ударились о кочку, открыл глаза. Сфокусировать взгляд на молча стоящей фигуре ему удалось с трудом.

— Я… Полковой комиссар… Пащенко… Назовите… себя… боец!.. — Голос лежащего был слабым, прерывающимся, но командирские нотки ухо старослужащего уловило безошибочно. Сержант вышел из ступора, как-то разом подтянулся и, разворачиваясь лицом к носилкам, вроде бы даже прищелкнул каблуками вдрабадан разбитых сапог. Не на плацу, конечно, но…

— Младший сержант Фофанов, механик-водитель второй батареи 1072-го артиллерийского полка. Осуществляю ремонт вверенной боевой техники.

— Где… остальные? — Сержант вновь поник, зыбкое ощущение плаца испарилось.

— Не знаю, товарищ полковой комиссар.

— Поня-атно… Вольно… сержант… Значит… трактор… завести не удалось?

— Нет, товарищ комиссар… Машина изношена вусмерть просто… От самой от границы идет. Последние сто верст — вообще на честном слове держалась.

— Я-асно. Орудие исправно?

— Дак вроде исправно, товарищ комиссар… Стреляло…

— В негодность привести сможешь?

— Эт-то да… Смогу, товарищ комиссар… Прицел в мешок, затвор в речку, — он широким взмахом указал на петляющую в пятидесяти метрах от дороги речушку с заболоченными, поросшими ломким осенним камышом берегами, — трактор — сожгу. Газолин есть. Только…

— Что? — говорить комиссару было уже тяжело, щеточка усов казалась черной на бледном от потери крови лице.

— Товарищ полковой комиссар! Пушка-то в порядке и снарядов штук тридцать есть еще, — Фофанов широко махнул рукой в сторону зарядного ящика, — так может, того… Может, ваши бойцы подмогнут, мы ее во-он до тех кустиков дотащим, так фриц пойдет — я хоть снаряды расстреляю? Не зря ж орудию пропадать?

Из романа вышел бы шикарный сериал, уровня «Криминальной империи». Только про людей куда более достойных. Идеологические перегибы отсутствуют: ни шапокозакидательства и идеализации Союза, ни «заградотрядов из кровавых НКВДшников».

Андрей Юрьевич Чеботарев, 1976 года рождения, все-таки сделал серьезный вклад в нашу победу. Но обошелся без «читов». Знание будущего оказалось ему в бою не многим полезнее футболки с маскотом «Iron Maiden» Эдди.

Которую тов. Сталин после серьезного разговора ему настоятельно посоветовал снять.

Опубликовано в рубрике «книги» 28 октября 2014 года. Вместо комментариев напишите автору — так общаться гораздо толковее.