Москаль між клятого дощу — II (разверзлись)

Продолжаю доклад, разлюбезные мои.

Насытив мамону в «Вареничной», мы отлипли от тамошнего бесплатного вай-фая и направились в офис известной конторы с белым яйцом на гербе — обзаводиться мобильным интернетом. Сверху было серое киевское небо. По бокам была злободневная ипостась киевской рекламной вакханалии — предвыборные плакаты. Они лютые. Они не знают жалости к конкурентам. Где-то по Киеву летает супергерой, который не дает выпустить в печать логичное развитие всех этих язвительных намеков и прямых оскорблений: «Голосуйте за меня, а то все другие козлы».

Впрочем, пообщавшись с украинским «МТС», я стал едва ли добрее этих лозунгов. Они забыли положить мне на счет честно внесенные 30 гривен. Они подключили мне мобильный интернет до активации тарифа, из-за чего деньги моментально сгорели. И 3G у них нет.

А у меня есть любимая, с которой мы отправились на нашу временную базу: есть пиццу и смотреть шоу «Икс-фактор» — очередную вариацию на тему «мы ищем таланты». Сначала было интересно и даже смешно, когда на самом остром моменте показ прерывался на 20-минутную рекламу тех же выборов, но к концу 3 часа я завибрировал и уполз под одеяло. Однако досмотрели до конца.

С утра вылезать из-под одеяла не хотелось: тепла и солнца сменились холодами и моросящей с неба жидкостью. Мы совершили этот подвиг лишь часам к 11, когда наступила пора освобождать помещение. Совершив это, ясноокая захотела экзотики и мы направились в китайский ресторан (по дороге зайдя в МТС и вежливо пообщавшись на тему затерявшихся 30 уах).

Погода становилась все дряннее и дряннее, я мерз как цуцик и ресторан встретил как милость Божью. А вот тамошняя пища меня не порадовала. Это было первое в жизни столкновение с китайско/тайской кухней и я остался равнодушен и к лапше с креветками (которая была овощами с лапшой и ма-а-аленькими кусочками очень водянистых креветок), и к свинине под имбирным соусом (просто невкусной).

Если кто-то сейчас назвал меня привередой, то знайте же: тарелку простой геркулесовой каши я бы съел за милую душу и добавки попросил бы.

После ресторана неким мистическим образом стало еще холоднее, обрыдлее и промозглее. Мы хотели зайти в храм помолиться по случаю праздника Покрова Пресвятой Богородицы, но на полдороге осознали, что опрежь пищи духовной надо бы выпить чего-то горячего. И это «что-то» должно было быть шоколадом из львовской кондитерской, что в самом начале Андреевского спуска/подъема.

Сказано — сделано. Я уже бывал тут и впечатлился и горячестью шоколада, и приторностью конфект, но в этот раз она меня расстроила. В голове почему-то был образ романтичного, чуть сонного заведения, где так хорошо сидеть, держась за руки и думая о том, что уходить пока вовсе не обязательно.

Хренушки. В кафетерии стоял галдеж какой на базаре не услышишь. Сновали сомнительные типы в красных тренировочных костюмах модельера Абибаса, юные нерасторопные официанты щеголяли коричневой униформой и красными же кедами. Нацепив на сморщенное рыльце пенсне, ко мне прицепился гнуснейший бес снобизма, но его желчный шепот прошел мимо уха: я любовался моей прелестной спутницей, которая была всем довольна и деловито поглощала конфету.

Обшарив полочки в глубине кафетерия, мы набрали подарков и сувениров домашним. Я поразился соленому шоколаду.

А на улице снова было холодно и дождь. Мы доковыляли до собора святой Софии, уплатили мытарям и вошли внутрь. Там я отдохнул душой — очень благодатное место, и красивое тоже. Но это надо видеть.

На выходе нас ждало забавное зрелище: колонна поклонников Украинской Повстанческой Армии (бандеровцев, короче) шла откуда-то из центра мимо собора, размахивая флагами — украинским и с чем-то, что я по близорукости своей принял за желтого треухого кролика — и выкрикивая некий непреводимый лозунг. Я выразил надежду, что вот так вот ходить, да еще в дряннейшую погоду, их заставляет любовь к Родине, а никак не патологическое долбоклюйство.

И еще просвистел им вслед гимн России, из чистой вредности. Но они не услышали, я свистел как Штирлиц — аккуратно.

Мы еще погуляли по торговым центрам и Крещатику, где во тьме и дожде выступала какая-то рок-группа. Пора было идти к вокзалу, тем более что альтернативные направления оптимизма не внушали.
О последних часах… да зачем вам о них знать. Холодно было, холодно и невесело. И вот я залез в купе, заказал горячего чаю и покатил домой.

Опубликовано в рубрике «путешествия» 21 октября 2012 года. Вместо комментариев напишите автору — так общаться гораздо толковее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *