Концерт Аннеке ван Гирсберген в клубе «Volta»

Я б доложился, как мы рванули на выступление Александра Скляра в клубе «Music town». Но особо не о чем — А. Ф. с командой круты и бодры, клуб держит марку. При случае пойдем еще.

Смачнее будет рассказать про концерт в клубе «Volta». Выступала там голландская певица Аннеке ван Гирс-бер-ген (далее Аннеке). Билеты подарили нам с супругой на свадьбу.

Перед походом провел рекогнисцировку. Она подтвердила то, о чем вопила чуйка: нам предстоял классический московский рок-клуб, прямиком из моей веселой юности. Зал, переделанный из склада или подвала, звук категории «штоп качало», рыгаловка-бар — вспоминай «Релакс», «Точку» вспоминай.

Сама Аннеке — бодрая улыбчивая дамочка средних лет. Голос есть. Мастюхами расписана — что твой жиган! Не воровского фасону ради, а неформальности для. Голландия! Песни поет все больше печальные, женские.

20131124_213712_HDR

Напор удовольствия начал нарастать еще на подходах. Легкомысленно положившись на дуэт «Google Maps» и «ДубльГИС», не посмотрел схему подступов к заведению, отчего минут десять блукал по темным проулкам. Для спокойствия крепко хватался за жену и пел позавчерашние песни Скляра.

Для тех, кто зачем-то решит туда попасть: клуб во дворе за первым кирпичным забором справа. Шлагбаума не бойтесь.

Гардеробщик у входа тепло промолчал в ответ на мое приветствие. Обнаружив, что концертом на сцене и не пахнет, проскользнули в бар. Еды не обнаружили, зато остального аж два листа. Сидел, пил «Будвайзер», наблюдал обстановку. Контингент слушателей поделил на три характерных типа:

  • Цивилизованные граждане и гражданки, пришедшие случайно или за компанию. Слегка ошалевший взгляд, одеты неуместно прилично.
  • Металлисты в одиночку и компаниями от двух. Униформа а-ля Хэлфорд, на лице самоуверенность, подогретая пивом. Возраст ранне-студенческий. Шумят.
  • Тонкие ценители искусства поодиночке. Сутулы, интеллигентны. Глаза либо застывший, напряженный, либо абсолютно расфокусированный. Поведение непредсказуемо: то стоит серой тряпочкой, то скачет, словно его муравьи за бóльное едят.

Судя по характерным звукам из зала, добрый клуб без объявления войны порадовал публику разогревающей командой. Подробностей не знаю, выйти из бара боялся.

Когда зов природы пересилил страхи и комплексы, навестил местный сортир. Не разочаровался — все как ожидалось. После чего проявил наивность и прошел в зал, уповая, что после часовой задержки на разогрев начнут играть музыку. Поплатился еще тридцатью унылыми минутами. Утешал себя ворчанием вслух. Жена смеялась.

Часов в девять на сцене включили фиолетовые лампочки и туда пришла группа Аннеке. Немедленно заиграли тяжелое, и тут заржал я, потому что звук был точь-в-точь наша столовая на работе, когда кидают в мойку ложки-вилки и поварихи что-то кричат. Только громче значительно.

Применять давно наработанный концертный лайфхак — заткнуть уши — побоялся, вдруг фанаты побьют или в инстаграм пошлют. Хотя так музыку слышно куда лучше. А народу нравилось. Особые ценители угорело слэмились в толпе. На застенчивые попытки соседей наладить мирное сосуществование отвечали прицельно: локтем в душу.

Веселье длилось-длилось и кончилось. Музыканты скрылись за кулисами, осталась одна Аннеке. Пообщавшись с залом, подхватила акустическую гитару и спела прям как я — безо всего. Песни были заунывные и пронзительные, эдакая вселенская бабья тоска, «то не ветер ветку клонит».

Под них мы и ушли.

Считаю, что лучше б было ее слушать в хорошем клубе за тарелочкой вкусного, и чтобы пела джаз какой-нибудь. На «тарелочку» жена сморщила носик, заявив, что это некультурно. Но вот лично я, будь музыкантом, против гастрономического сопровождения к своей музыке не возражал бы.

Опубликовано в рубрике «музыка» 27 ноября 2013 года.

Гришковец и Mgzavrebi — Жить ждать жить

Грузинский музыкальный коллектив «Мгзавреби» исполняет легкий рок, густо замешанный на народном пении с фишками вроде протяжного нестойкого многоголосия. Я такое слушаю редко, склонен к более прямолинейным и энергичным мелодиям. Однако подозреваю, что на Кавказе, под вино и сытное угощение, она вполне уместна.

На альбоме «Гришковец и Mgzavrebi — Жить ждать жить» данный коллектив сыграл как обычно, и это вполне достойная музыка.

Песню запе-е-евай!

Гришковец… ну вы знаете, когда вот так вот выходит такой вот небритый мужчина крепко за сорок, и в глазах ты его видишь гастрит и похмелье, хотя на самом-то деле ты вовсе не врач, но вот все-таки видишь как-то. И вот играет такая музыка, знаете, «изи-лиснинг», а по-русски — «легкая», неутомительная. Такую хорошо послушать, когда придешь из офиса, а готовить еду лень. И ты достаешь из холодильника какой-то салат заветренный, который даже заинстаграммить не хочется, и съедаешь его без аппетита, а потом сидишь весь вечер и смотришь в одну точку — а она играет, и как будто даже уютнее. Как будто не так одиноко! Словно вся вот эта работа, сослуживцы надоевшие, погода, носки нестираные — они за дверью остались, а ты на своем уютном островке сидишь и никто тебя не тронет. И ты никого не тронешь (улыбка).

«Изи-лиснинг» звучит, а мужчина подходит к микрофону и вдруг не поет, вдруг — просто говорит. Ну как бы ты мог говорить, или сосед твой, или даже начальник, Павел Антонович. Говорит что-то такое простое-простое, ну вот как, не знаю, как «дружить хорошо» или там «надобно к людям помягше», но только гораздо длиннее. И ты слушаешь, слушаешь, а он говорит и говорит, а «изи-лиснинг» играет, и будто бы одну и ту же мелодию все время. А потом кончается альбом, и ты снимаешь наушники и понимаешь:

Оно все-таки — не мешки ворочать.

Группу «Мгзавреби» послушать советую: многим понравится, хорошая «теплая» world music. Мелодекламации г-на Гришковца считаю вредными для бодрости духа и незамутненности восприятия.

Опубликовано в рубрике «музыка» 12 ноября 2013 года.

Хелависа & Лазерсон и друзья — Новые ботинки

Многие граждане панически боятся говорить «про плохое». Дескать, скажешь, а оно  и сбудется.

Следите за новостями. Вчера я и еще пятнадцать человек выехали на работу совсем рано утром. В отличие от двух других — машинистов поезда, который должен был нас забрать.

Плохого было сказано много и громко. Особо умилил школьничек, пожелавший им быть «пожратыми дождевыми червями-мутантами». Молодое поколение не перестает греть душу широтой кругозора и живостью воображения.

new_boots

Зато повезло с музыкой. Всего за 50 рублей прикупил альбом шотландо-ирландских народных песен «Новые ботинки». На нем поет Наталья о’Шей, известная по группе «Мельница», играет Владимир Лазерсон — самый мощный спец по кельтской музыке в России, и другие уважаемые музыканты.

Чем понравилось:

  • Настроением. Бодро, свежо, при том не суматошно. Навевает ощущение прохладного летнего вечера, когда благодушно сидишь на свежем воздухе, комары еще не жрут, и можно пойти поработать. А можно и не идти.
  • Уместностью. Хоть это и фолк, даже аутентичный, но совсем не экзотичный. Не для узкого круга фанатов «ирландщины». Просто хорошая музыка.
  • Качеством. Чувствуется, что исполнители знают толк в своем деле. И что совсем приятно — любят его. Никто не халтурит, ничья партия не «провисает».
  • Прикольностью. Когда музыка звучит фоном, все время кажется, что поют на русском. Особо отличилась песня «An Spealadóir». Стопудняк ее написал какой-то ирландский альфа-тестер «World of Tanks». Потому что в припеве ясно слышны слова «лох-олень».
  • Тематикой. Это песни не про Волшебных Волшебников и Эльфийских Ваителей. Это песни про двух кобыл, разные сорта эля, полководца Макдональда и даже про большой чепчик.  Вроде как у нас «Любэ».

Из России удобно заценить на Яндекс.Музыке, а вообще он продается здесь. Песню про «лоха-оленя» не удержался и выложил:

Исключительно приятное впечатление осталось. Здорово, что в стране есть музыканты, которые парятся насчет качественного и интересного продукта. А то играет у нас в сортире на работе «Русское радио», так аж на душе гнусно.

Опубликовано в рубрике «музыка» 9 ноября 2013 года.

Концерт «Deep Purple»

Ансамбль «Deep Purple» люблю давно. Дедушки мощны как бульдозер. При этом обнаруживают склонность к всяческим музыкальным выкрутасам, но — со вкусом. Словом, праздник слуха.

Чтобы нравиться девушкам, оригинальничаю: всем многочисленным инкарнациям группы предпочитаю новую, со Стивом Морсом вместо дядьки Черномора. Потому и на концертах от синдрома «уже-не-те» не страдаю. Тем паче что Морс в группе играет на семь лет дольше, чем скандалист Блэкмор, и вообще летчик, на «Яке» летал долго.

На концерт отправился сам-друг с супругой. Ей, пташечке, выпало нелегкое — слушать музыку в «Олимпийском», не послушав предварительно в записи. То есть без помощи мозга, любезно достраивающего грохот и лязг до положенной мелодии.

Природа радовала теплом, место действия — отсутствием толчеи и изобилием ларьков с исключительно грамотно подобранной сувенирщиной. Тут тебе и диски аудиофильские, и винил для хипстеров, и одежонка. Моментально прикупил традиционную футболочку с расписанием тура, после чего направились в зал.

Полчаса сидели просто так, затем — под выступление разогревающей команды «Rock Machine». Разогрев был почти идеальным: свои песни пополам с каверами на классику рока, хороший исполнительский уровень, не слишком долго.

В двадцать с чем-то под уберпомпезное вступление вышли Отцы и сходу отжарили «Apres Vouz» с крайнего альбома. Из-за мутного звука и косности взглядов публика несколько не врубилась. Пришлось Пеплам выдать пару номеров из седой классики, их встретили на «ура».

Впрочем, постепенно звук наладили, а публика сменила гнев на милость. Вспомнили Лорда в «Above and Beyond», нагнали жути в песенке «Vincent Price». Благо, связки Гиллана были в отличной форме, фирменный истошный визг удавался, чему дедушка был явно рад. Про старые вещи тоже не забывали, в нужных местах закручивая мастерские соляки. Дон Эйри, укротив свой неистовый хэммонд, польстил слушателям хитрозаплетенными в мелодию «Подмосковными вечерами» — как и всегда оно бывает.

Словом, добротный вышел концерт. Татка увидела живых динозавров, олдскульщики послушали свой «Smoke on the Water», тонкие ценители — один, правда, на днях новую дырку на поясе проколол — заценили свежачок вживую. Кстати, совершенно согласен с одним блогером: новые вещи они играют в охотку, а классику все больше как работу. Считаю, это важно: значит, живы и в прошлом не грязнут.

Опубликовано в рубрике «музыка» 8 ноября 2013 года.

Неприятно про новый альбом Сукачева

Заказали написать про гариксукачевский «Внезапный будильник». Час сижу, пишется все хрень какая-то. Ну ладно, пусть будет.

Подозрение имею, что дело было так.

Гарик Сукачев и группа «Неприкасаемые»:

«Заказали написать альбом. Восемь лет сидим, пишется все хрень какая-то. Ну ладно, пусть будет.

А назовем «Внезапный будильник». Как символ вещи отстойной, но неизбежной».

Опубликовано в рубрике «музыка» 27 октября 2013 года.

Paul McCartney — New

Выслушал новое творение Пола Маккартни.

Старичок он сомнительный, держись от таких подальше. Мяса не ест. За медитацию индусскую агитирует. Непристойщину всякую одобряет.

Однако ж в музыке коленкор совсем другой. Таланта ему дана прорва, и пользует он его в хвост и в гриву. Начал мощней не бывает: с «Битлов». С их окончанием музыку писать не разучился. Тут тебе и рок-н-роллы, и эстрада, и электроника — всего 38 альбомов. Даже симфонии сочинял, и неплохие.

Paul-McCartney-NEW-iTunes-Deluxe-Edition

А свежий диск он назвал «New», «Новые» — на радостях, что опять женился. Над записью работало аж четыре продюсера. Причем один, Жиль Мартин, потомственный спец по битломузыке. Его папу даже «пятым битлом» называли, так он им знатно помог в свое время.

Для справки. Продюсер нужен, чтобы командовать. Что петь, как играть, какую рожу скорчить на сцене — словом, худрук и серый кардинал в одном лице. Само собой, не все творцы согласны эдакое терпеть. Некоторые продюсируются самостоятельно. Но путь это непростой: надобна воля мощная и к себе безжалостность.

У четырех нянек альбом получился неровный. Там, где бодрый гитарный рок — вроде наших «Чайфов» — все пучком. Умеет мистер Пол ритм задать, умеет и мелодию завернуть грамотно. От протяжных песен удовольствия меньше, поскольку нудноваты. Надо бы к вокалу придраться, но неохота. Для 72 года жизни вполне приличный. Про качество записи не расписываю — понятно, что без вопросов.

На эпохальное творение «New» не претендует, но в коллекции держать надо. Хорошо подойдет для солнечного утра в любое время года, с крепким чаем и домашней выпечкой.

Всяко стоит послушать песенку «Alligator» — вроде простая, а с мелодическими линиями поработали образцово:

И про заглавную «New» можно сказать то же самое: если скучали по The Beatles, то вот они.

Опубликовано в рубрике «музыка» 24 октября 2013 года.

Океан Ельзи — Земля

Эту группу я знал по заунывному «тилькитам-тилькитам дэ нас нэма». Песня эта часто возникала на «Нашем радио», особенно в те мучительные недели моего детства, когда я болел ветрянкой и единственным развлечением был транзисторный приемник с моно-наушником. В те дни «Океан» меня раздражала.

С возрастом я стал понимать их музыку, но слушал без особого удовольствия: брит-поп на украинском языке. Качественный, но скучный.

13051501483944410_f0_0

Все изменила песня «На небе», которую прислала мне любимая девушка. К своему приятному удивлению, я услышал взрослый, зрелый рок — с челентановской горчинкой, с задумчивостью Криса Ри, с мелодизмом и гармонией, напомнивших сольное творчество сэра Пола Маккартни.

Очень порадовало качество исполнения и записи. Эдакая джентльменская музыка: свободная, но сдержанная, с пикантными соло и реверансами в сторону вышеупомянутых классиков. Довольно прямолинейная: минимум эффектов и украшательств, все, что нужно, выражается непосредственно музыкой. Мягкий и напевный украинский язык, на котором исполняются песни, русской душе люб — все понятно, но с дразнящий экзотинкой.

Обратите внимание на фолковый флер песни «С ней», на драйвовую «Бодегитта» — ненавязчивая партия на «вурлицере» наверняка порадовала бы недавно покинувшего этот мир клавишника «Доорс».

Зачин «Времен года» напоминает романтические баллады «АББЫ», а закрывающая альбом «Когда вокруг ни души» звучит словно партия из мюзикла — только голос и пианино. Для певца это непростой вызов, и Вакарчук с ним блестяще справился.

А жемчужиной альбома назову еще одну балладу — «Независимость». Битловская мелодика, непосредственные и искренние стихи. И политика не при чем — песня про личную независимость, с которой расстаешься, полюбив. Автор неофициального клипа, наложивший на музыку кадры с Юлией Тимошенко, буквально плюнул мне в душу.

«Земля» — прекрасный альбом для романтического вечера. Можно посидеть одному, потягивая что-нибудь задумчивое, но если есть, кого обнять — не упускайте возможности. В России его удобно послушать на Яндекс.Музыке.

«Хо-хо, два мохіто, між нами буде літо!»

8/10

Опубликовано в рубрике «музыка» 27 мая 2013 года.

Deep Purple — Now What?!

dp_nowwhat_800

Моя любовь к «Дип пепл» — сродни любви к девушке. Ты встречаешь разных: умных, красивых, обаятельных. Ты набираешься опыта и представляешь себе набор качеств той, с которой тебе хотелось бы быть. А потом встречаешь одну-единственную, которая на порядок круче твоих ожиданий, и чем больше узнаешь, тем больше «ух ты».

Схожим образом раскрылась для меня эта группа. Из исполнителей, да чего там — создателей стандартов тяжелого рока родился уникальный коллектив и уникальный жанр. Его можно описать как «многослойная импровизация со смешением стилей при сохранении ярко выраженного внутреннего стержня и движухи» — что, конечно, весьма коряво. «Дип пепл» — эдакие рок-джазмены, при том, что играют совсем не джаз: их музыка течет вольно и полноводно, но не расползается, теряя напор и становясь болотом — чем грешат многие прог-рокеры, а сохраняет направление и импульс.

Из современных групп ближе всех к этому стилю подобралась «Ликвид теншн экспиримент». Что весьма огорчает меня, потому что Отцы неумолимо стареют, и Лорда мы уже потеряли: а новой музыки хочется.

Кстати, обратите внимание: «Ликвид теншн» в переводе с английского — «жидкое давление»: любопытно, как совпали образы в описании музыки; вряд ли это случайность.

Но пока что «Пепл» живее всех живых. Заметил, что самые интересные альбомы получаются у них либо после перерывов в работе, либо после уходов музыкантов. В начале 90-х окончательно ушел гитарист Блэкмор. Казалось, группе конец — именно он написал «Смоук он зэ уотэ» и был одним из краеугольных столпов самобытного звучания группы. На смену ему приходит американец Стив Морс с весьма отличающейся манерой игры: Блэкмор вырос на классике и грезил менестрелями, у Морса за душой кантри и фанк. Но первый же альбом с ним, «Пепендикьюлар», я до сих пор люблю больше всего, потому что именно в нем «Пепл» достигают вершин той музыки, что я описал чуть выше по тексту.

Дело еще и в том, что в этой группе нет второстепенных, аккомпанирующих музыкантов. Их нельзя слушать как обычную рок-группу — певец, гитарист, клавишник что-то там и ритм-секция «тунц-тунц». Нужно умудриться услышать каждую партию одновременно и уже у себя в голове собрать их в единую симфонию — спасибо, звукорежиссеры это понимают и учитывают при записи.

Да, с непривычки это непросто. Но удовольствие стоит усилий. И именно это помогло группе остаться собой. когда вокалист Иэн Гиллан с возрастом потерял способность к фирменному истошному визгу и стал довольно ограничен в вокальном диапазоне. Его пение стало мягче и глубже, с вкуснейшим тембром чуточку перегруженной электрогитары, а с задачей поднять напряжение, где этого требует музыка, превосходно справляются гитарист и клавишник.

Если будет время, я расскажу о каждом их альбоме: за что его стоит любить, на что обратить внимание и какая у него подолека. Сегодня — про свежайший диск «Нау уот?!», или по-русски «И че?!».

dp_nowwhat_promo

Дорога к нему заняла целых 8 лет. Это много: ровно столько же прошло между легендарными распадом и воссоединением периода 70-х —80-х. На этот раз никто не распадался: группа активно гастролировала, вышло несколько сольных работ. Альбом вроде и надо было записать, но внятных идей не возникало. Басист Роджер Гловер рассказывает, что они встречались, выпивали, соглашались, что «уже пора» и на этом все заканчивалось.

Беспредел взял в свои руки продюсер Боб Эзрин, одна из легенд современной музыки. Он работал с такими коллективами как «Пинк Флойд», «Кисс» и Элисом Купером — и продолжение списка впечатляет не меньше. Боб пришел на концерт «Пепл» в своей родной Канаде и услышал, что всем знакомые старые песни плотно укутаны в живые, возникающие прямо на сцене импровизации — не зря ж говорится, что у этой группы не бывает двух одинаковых концертов.

«В мире, где самый отвязный „Дрим театр“ можно записать на ноты, дать каким-нибудь трудолюбивым китайцам и они повторят его не хуже, такое ценится на вес золота» — сказал себе Боб и затащил старых бронтозавров в студию. На протестующие вопли из серии «мы не знаем, что играть», ответил — джемуйте, импровизируйте, глядишь, что и получится.

Пятерым талантам дали делать то, что у них получается лучше всего. Беспроигрышный вариант.

Музыканты творили, Боб придавал этому форму, даже название вылезло как-то само собой и по приколу. Свой отпечаток наложила и неожиданная смерть Джона Лорда, легендарного экс-клавишника группы, остававшегося с ней очень близким. Текст одной из песен родился сразу после его похорон, а другая словно гимн ему — по словом Гиллана, «смесь стансов и панегирика». Не только как музыканту, как личности.

«Дип пепл» сегодня — это чистой воды импрессионисты. Сами музыканты говорят, что особенно ценят русскую аудиторию за восприятие их музыки душой, на уровне эмоций, поскольку английский знают далеко не все. Поэтому впечатление об альбоме нужно составлять самому, причем упаси вас бог слушать его в эм-пи-3, практика показала, что этот формат с ним несовместим. Я же с помощью музыкантов прокомментирую каждый трек отдельно.

«Э симпл сонг» («Простая песня»)

«Неважно, как долго, ведь время — это все, о чем нужно задумываться».

Зыбкое, задумчивое, философское вступление обрывается решительным взрыком гитары. Давление хэммонд-органа, напористая вокальная линия и мощная гитарная подложка стремительно тащат эту песню к финалу, она кажется гораздо короче своих 5 без малого минут. Соло Дона Эйри на клавишных — вкусняшечка, на этом альбоме далеко не последняя.

Стив Морс: «Родж играл на бас-гитаре рифф из двойных нот. Мы пробовали много вариантов, и когда кто-то подавал идею, ему приходилось быть готовым, что ее изменят. Но эта Роджеровская штучка была настолько простой и элегантной, что мы порешили оставить ее как есть. Я сочинил небольшую мелодию, а Иэн проработал свою вокальную часть. Она как раз такая, как и называется: простая песня. Никакого длинного гитарного соло, тут оно не нужно».

«Уирдистан» («Странностан»)

«Никаких вопросов и обвинений, похоже, мы просто не на одной волне».

Прямолинейная вещь с восточным флером (читай — похожа на ледзеппелиновский «Кашмир»), органом Эйри, завывающим словно банши и вторящим ему Морсом. Напоминает песни с предыдущего альбома «Рапча оф зэ дип». Подытоживает композицию соло бас-гитары.

Иэн Гиллан: «Она о разных культурах, которые развиваются с разной скоростью. О том, как одни люди стараются навязать свою волю другим, доказать, что они правы в своей вере, а другие — нет. Отсюда — прямой путь к агрессии. Это как раз та вещь, которую я шесть раз переписывал».

Стив Морс: «Эта вещь родилась из импровизаций. Дона порой заносит в какие-то загадочные риффы во фригийском ладу. На нашем последнем альбоме, „Рапча оф зе дип“, тому есть несколько довольно любопытных примеров. Мы поиграли с идеями Дона, я попытался внести что-то свое. Я всегда говорю ему: „Ты гений. Ты неправ только тогда, когда не соглашаешься со мной!“ (смеется)

По ходу дела, Роджер и Иэн подсказывали, что нам стоит делать, а от чего отказаться.. Порой возникает шквал задумок, и тогда был как раз такой случай — рассмотрели каждую, пока не решили, какая подходит лучше.

Мое соло, пожалуй, отражает то, чего искал Боб. Они с Роджером всегда говорят мне „просто сыграй что-нибудь хорошее“ — в отличие от того, что я делаю обычно (смеется). Стиль может быть повторением определенных вещей, и я помню, как они просили меня придать некоторым моментам в соло немного другое выражение. Так что это был компромисс — я играл, что хотел, а они доводили это до ума. На самом деле, мне нужно это влияние».

«Аут оф хэнд» («Из-под контроля»)

«Не успеешь моргнуть, как все законы поменялись, и говорят, что падальщик — хищная птица».

Вторая подряд песня, основанная на звучном риффе и первая, напоминающая о прошлых этапах жизни группы: вполне могла бы оказаться на альбоме «Пефект стренджес» 1984 года. Начавшие ее драматические струнные спрячутся под полог ритм-секции, но никуда не исчезнут.

Стив Морс: «Возможно, в этой песне на меня повлияла „Лед зеппелин“. Мне просто полюбился этот простой, пыхтящий рифф с синкопами — что-то такое мог бы придумать Джимми Пейдж.

Что в этой вещи здорово, так это реально классные припев и то, что перед ним. Мне очень нравится такой расклад. Иногда, когда сочиняешь введение к припеву, кажется, проходит вечность, прежде чем их удается сцепить. Здесь все получилось и срослось.

Соло было собрано из разных частей. Половина — оригинальный вариант. В основном, я стараюсь, чтобы Роджер на меня не орал (смеется). Он говорит мне расслабиться и играть. Некоторые части вырезали — там я играл быстро. Когда я впервые прослушал сборку, там было слишком много нагромождено, так что я вмешался и выгладил кое-что.

Оно немножко блюзовое, это соло. В этом смысле на меня повлияли британцы — Клэптон, Джефф Бек, Пейдж. Они сделали свою версию блюза, родившегося в Америке. Когда я был моложе, я не понимал коренного блюза. С возрастом, начинаешь понимать его больше, откуда все пошло».

«Хелл ту пэй» («Хлопот не оберешься»)

«Он так и не смог нам объяснить, против чего было все это восстание».

Песня вышела в качестве сингла за несколько месяцев до альбома. Тогда казалось, что это стандартный концертный ударный номер — так оно и будет, на самом деле, в припеве зал будет дружно орать: «зэ гонна би хелл! хелл ту пэй». Полная версия порадовала аппетитнейшим соло на органе под пульс баса — ребята, это 70-е, эпоха классического «Дип пепл»!

Стив Морс: «Очень часто Иэн Пэйс говорит, что нам нужно что-то большое, песня с эдаким темпом и чувством. Кому-то нужно предложить тональность, ритм, настроение, чувство, и гарантирую, что через несколько секунд у меня появятся некоторые варианты.

Песня сочинилась, когда мы работали в Испании. Повторяющийся основной органный рифм очень полюбился Дону, так что мы использовали его. Это практически очень простой, стандартный гитарный рифф, пока не поднимается на ступень в части Б. Припев — нечто такое, что нужно выкрикивать всей группой (смеется), мы о таком и не думали, но так уж вышло. Боб подталкивает нас к подобным штукам. Он кто-то вроде закулисного писателя.

Дон много работал с Рэнди Роудсом (гитаристом Оззи Осборна), наверное, я думал о нем, когда сочинял соло, в последней части, когда сделал его достаточно устойчивым, чтобы запустить двумя параллельными дорожками. Оно вырастает из случайно пришедших в голову идей в что-то более сложносочиненное. Рэнди, мне кажется, всегда так делал».

[iframe src=»http://video.yandex.ru/iframe/lexmirnov/aekly9bo9h.7125/» width=»100%» height=»480″]

«Бади лайн» («Линия тела»)

«Ночь напролет смотрел, как ты танцуешь, твои ноги просто бесконечны».

Легкомысленный ненапряжный свинг начинается с соло на ударных, оттененного гитарными мазками — очень похоже на «Розас кантина» с «Пепендикьюлар». Общее беззаботное настроение сохраняют два соло — гитарное и сменившее его клавишное.

Стив Морс: «Главный рифф пришел в голову мне. Я предполагал сделать его с духовыми, но в конце концов мы решили исполнить его силами группы. Изначально я представлял себе, как духовая секция Стиви Уандера играет эту свинговую фразу, но в любом случае звучит она здорово. Поначалу я думал, что чуток переборщил с джазовостью, но Иэн Пейс отлично вписался в нее, а у Роджа получилась удобная басовая линия. Мы все любим свингующую музыку.

Хочу отдать должное Иэну Пейсу. Можно было подумать, что рок-ударник не прочувствует это, но он понимает эту тягучую, выкрутасную, фанковую тему и играет ее великолепно. Для меня играть ритм большое удовольствие. Клево искать, какую часть сакцентировать, а какую выбросить.

У Дона отличный слух, так что он испробовал несколько разных партий. Мы поимпровизировали с ними, он старался оставить место для моей игры, а я — для его. Это великолепное состояние взаимодействия.

Мое соло тоже довольно свинговое. Я записал его вживую и переделал дома в студии. Как обычно, я дал Бобу три версии на выбор — знаю, что ему никогда не нравятся мои первые подходы (смеется)».

«Эбав эн бийонд» («За гранью»)

«Задерни занавеску, помаши мне рукой, подыми руки и погляди в небо».

Пружинистое органное вступление неожиданно сменяется чуть ли не фолковой песней в духе «Зе Эвийэтор». Композиция оставила у меня ощущение недосказанности, будто что-то и вправду осталось «за гранью». Слова «соприкоснувшиеся души навеки сплетены» Гиллан посвятил покойному Лорду, сочинив эту песню после похорон друга.

Стив Морс: «Я решил, что здорово будет сочинить что-то симфоническое. Я сказал: позвольте мне рулить музыкой. Темп почти сопал с тем, что был у меня на демо-записи, что здорово — редко так получается. Я запустил демо в миди-формате для ритма, вроде драм-машины. Иэн взял его и заставил работать куда лучше: оно зазвучало более естественно, но он сохранил загадочные бэк-биты по малому барабану, это непредсказуемо.

Роджер сделал то, что я представлял и на что надеялся. Каждый внес свой творческий вклад. Она многослойная. Я записал шесть или восемь гитарных партий для куплетов, и Боб использовал их все. Сначала я думал, что гитары будет видно, но не слышно, но он пошел до конца. Я сыграл малюсенькое соло в конце, эта песня не очень подходит для сольных запилов».

1DeepPurple_band_5-photocredit-Jim-Rakete

«Блад фром э стоун» («От козла молока»)

«Ты сдираешь плоть с костей, ты надоишь молока от козла».

Тягучая мрачная композиция с легким налетом лаунжа, лишь припев добавляет тяжести и веса. Хорош Дон Эйри с хрустальным соло на вурлицеровском органе.

Стив Морс: «Наша сонная. Это была одна из наших простых импровизаций, эдаких хендриксовских. Я думал, что этого не хватит для песни, но иногда приходится мыслить проще, если делаешь фундамент, на котором будут строить другие. Группа хотела поработать над этой песней, и я решил дать им, что потребуется для достижения определенных результатов, так что я старался удержать свои задумки от чрезмерных сумасшествий.

Там есть отличные кусочки на Доновом Вурлицере. Песня немного походит на „Райдерс он зе стом“, так что это правильный подход. Иэн Гиллан превзошел сам себя.

Я немного сыграл слайдом — три фразы — а затем перешел на пальцы. Соло очень мелодичное, дэвид-гилморское. Это влияние Боба: он работал с Дэвидом и множеством других великих мелодистов. Он удерживает меня от излишних отжигов: вращает глазами и изрекает: „Морс…“. И это все, что ему приходится сказать (смеется)».

«Анкомон мэн» («Незаурядный человек»)

«На вершине холма, рукой подать до неба — славный день, и он идет во весь рост».

Я считаю эту песню главной на альбоме. Она тоже посвящена Джону Лорду, бывшему поистине незаурядным человеком.

Иэн Пейс: «Джон был тем, кого называют „типичным английским джентльменом“. И для него было важно производить на окружающих именно такое впечатление. Очень вежливый, галантный, обходительный, однако упрямый, когда дело касалось музыки».

Иэн знает, что говорит — никогда не забуду благородного седовласого господина, сдержанно сидевшего на сцене зала «Россия», а потом заставившего маленький концертный орган звучать нежно как флейта и рычать, словно зверь.

Песня начинается с пронзительной гитарной мелодии, в духе «Контэкт лост» с альбома «Бэнэнас», оттененной осторожными клавишными. В конце мелодия становится тревожной, и нагнетенное напряжение разрешается фанфарным приветствием, живо напомнившим композицию группы «Эмерсон, Лейк эн Палмер» «Фэнфэ фо зе коммон мэн» («Фанфары заурядному человеку»). Песня звучит торжественно словно гимн и прерывается на деликатное, утонченное соло на хэммонде, совсем в духе Лорда.

Стив Морс: «Одна из моих любимых. Мы с Доном большие поклонники Эрона Коупленда. Дон начал играть рифф в духе Эрона Коупленда, и я сразу встроился. Для обоих это было совершенно естественно, нам было очень удобно работать над этой песней вместе.

Кстати, Дон еще очень любит Яна Хаммера и «Махавишну оркестра», так что у нас общие источники музыкального вдохновения, то, о чем мы можем говорить с большой страстью.

Начинается она с импровизации, виноват в этом Боб. Он услышал, как мы джемуем и сказал: «Великолепно. Хочу, чтобы вы это сделали. Просто играйте». Так что это мы записали с первого подхода. Было хорошей идеей оставить ее как есть — я думал, что из нее получится отдельная вещь, но она подошла к этой песне.

Соло такое мелодичное, что я хотел использовать его где-то еще. Но Боб сказал: «Пусть оно будет там, где случилось, и пусть оно будет потрясающим».

[iframe width=»800″ height=»600″ src=»http://www.youtube.com/embed/lzpEq8rBRQk»]

«Апре ву» («После вас»)

«Все должно было идти как по маслу, пока мы не сорвались с тормозов».

Божественная вещь, в ней «Дип Пепл» раскрылись на полную — тут вам и внятный ключевой рифф, и сочнейший бас, и виртуозная работа с ударными, и дуэль «гитара-клавишные», и вызревшее пение Гиллана. А драматические «струнные»?! А спецэффекты, осовременившие звук?!

Стив Морс: «В этой песне есть хорошие фразочки. Она родилась в Германии как инструментальная импровизация.. И опять благодаря нашему с Доном общему музыкальному фундаменту — „Арджент“, „Дженезис“ и даже „Дип Пепл“. Мы любим вещи, в которых гитара и орган работают вместе.

Рифф тоже совместного сочинения, еще один отличный пример, как все трудились вместе и сделали что-то с нуля.

Там есть клевые переклички клавишных и гитары. Боб поддержал нас в этом, сказав: „ОК, парни, не торопитесь. Дайте этому произойти“. Когда мы делали аранжировку, он стоял с нами, вроде как в центре круга, и дирижировал. Дон задавал тему на струнных или цитату из своих классических источников вдохновения, а я отвечал на нее. Это тот самый музыкальный пинг-понг, который мы играем на концертах

Там есть довольно насыщенная унисонная линия, которую мы прорабатывали до конца. Мы с Доном считали ее великолепной, а Иэн и Боб банальной (смеется). Ну, это жизнь».

«Ол зэ тайм ин зэ уолд» («Все время на свете»)

«Иногда, в погожий денек, я сажусь и размышляю. Иногда я просто сажусь».

Баллада. Пожалуй, самая доступная для неподготовленного слушателя песня — при этом высший класс сочинения и исполнения остался на месте. Можно не заметить с первого раза, но мелодию тащат за собой ударные Пейса.

Иэн Гиллан: «Когда я был помоложе, у меня в саду работал пожилой человек. Бывало, он усаживался под дерево — в перерыв на ланч, чтобы съесть свой сэндвич, — и, когда уставал, просто сидел там и дремал. Однажды он поделился со мной поговоркой, которую узнал от своего отца, а тот — от деда. „Иногда я сижу и думаю о чём-то. А иногда я сижу просто так“. И я подумал — какая красивая мысль! Просто сидеть и ни о чём не думать — кажется, это легко, а на самом деле практически невозможно. Так могут либо те, кто достиг больших высот в медитации, либо те, кто чувствует себя единым целым с природой».

Стив Морс: «Дон и Иэн Пейс могут перейти к любому настроению, какое захочешь — и Роджер тоже — так что всем легко встроиться и импровизировать. Меня всегда удивляют стихи, которые получаются; они никогда не случаются, пока не закончена музыка.

Роджер рассказывает забавную историю, как они с Иэном работали над стихами, когда Боб был в комнате. Они были в будке звукорежиссера, Роджер и Иэн с одной стороны, а Боб все время с другой. Он уткнулся в журнал, но, думаю, слышал, о чем они говорят, и, даже не подняв глаз, сказал: „Мне это не нравится!“ (смеется). Однако это избавляет от многих сложностей.

Сочинить соло к этой песне было здорово. Так легко играть поверх ритма этих парней. Должен заметить, я просто кайфую от той части моей работы, которую составляет игра на гитаре».

«Винсент Прайс»

«Хочу, чтобы на жертвенном камне вопили семь дев, выли собаки, скрипели двери и еще зомбей».

Уххаха-а-а! Элис Купер и Оззи одобряют! Даже найтвишевский «Скертейл» передает привет. Словом, песня про звезду фильмов ужасов получилась по-настоящему страшной. Аж жуть. Органное вступление, тревожный хор, призрачно завывающая гитара, зловещий вокал Гиллана, звон цепей и скрип дверей — мужики хорошо повеселились.

Стив Морс: «Эта песня сжатая и жуткая. Мне нравится, как Дон открывает ее своей отличной клавишной темой для ужастика. Кстати, он играл музыку для немых фильмов, так что на этом он собаку съел.

Рифф подсказал стихи и название для песни. Иэн любит приперчить и не заморачиваться, где можно, так что он пошел в этом направлении. Он не тот парень, который станет пытаться быть „металлистом“. Рифф однозначно тяжелый, и ладно.

Соло довольно незамысловатое до самого конца, где я гармонизировал арпеджио простым кусочком. Оно ощущалось немножко простоватым, так что я подперчил его. Оно вроде как сползает из соло в мелодическую линию. То, что звучит как терменвокс, на самом деле слайд-гитара. Боб живет в Нэшвилле, пришел его друг и сыграл на ней».

Мне альбом понравился на твердейшие 9 из 10 баллов. Реально это самый интересный диск нового состава. Вернейший признак классной работы — то, что она провоцирует на собственное творчество; и у меня, вовсе не музыканта, в голове второй день крутятся всевозможные импровизации и аранжировки в духе «Нау уот?!».

Да что там — даже по компьютерной клавиатуре стараешься стучать также ловко, легко безошибочно, как Дон Эйри.

Кому диск может не понравится? Любителям классического рока, не скажу «попроще», скажу — «более прямолинейного». За чистым тестостероном нужно идти к «Эйси-диси» или «Чикенфут».

Любителям «Дип Пепл» эпохи «Машин хэд» и «Ин рок». Не верьте промо-надписи на обложке, на классические альбомы новый диск похож уровнем сочинения и исполнения, а вот стиль совершенно другой.

Остальные — ждем осени, идем на концерт и мечтаем о следующем диске: группа не собирается оставаться на достигнутом.

Опубликовано в рубрике «музыка» 28 апреля 2013 года.

Гимн Космосу

Лишь любовь опережает космос — от земного голубого неба до невместимого галактического раздолья — в чреде источников вдохновения поэтов и музыкантов. Вот белокурый еврейский царь поет, подыгрывая себе на псалтирионе: «Расскажут небеса о Божьей славе, нет ни наречий, ни языков, где не слышны были бы их голоса». Сотни известных и тысячи забытых творцов пронесут с той поры эстафету до современных нам «Божественной астрономии» Сида Баретта и меланхоличных саундтреков Дидье Маруани к семидесятническим мечтам о покорении Вселенной.

Он ставит человека на место — и заставляет подняться на Землей. Он кажется холодным и неприветливым, пока не вспомнишь, что ты пробыл в нем всю сознательную жизнь. Кажущийся хаосом, он по определению — Порядок.

К чему это я? К тому, что сегодня утром, в пятиминутку отдыха от трудов, я открыл для себя кусочек из оратории Гайдна «Сотворение мира» — стихи взяты те самые, царя-псалмопевца, музыка австрийского композитора, а для иллюстрации взяты фотки, сделанные космическим телескопом «Хаббл».

И я знаю одно — когда через 700 лет исследовательские крейсера Российской Директории будут ввинчиваться в X-пространство, прыгая по туманностям и галактикам, их гимном будет «Ди химмель эрцялен ди эре готтес», и только она.

Опубликовано в рубрике «музыка» 5 февраля 2013 года.

Arjen Lucassen — Lost in the New Real

Я ношу на душе страшный грех, непростительный для современного любителя «прогрессивной» музыки. Время признаться и исправить ошибку — я огорчительно мало знаком с Вехой и Надеждой жанра, Люкассеном Арьеном Энтони.

Вглядываешься в причины и видишь лень, изобилие другой музыки, слишком длинное имя автора и инстинктивное недоверие к друидам нью-эйджевского пошиба. Из всего этого малой кровью преодолима лишь лень, и этим теплым зимним утром победа свершилась: на работу меня провожал альбом «Потерянный в новом бытии».

Впрочем, где-то в памяти остались промозглые зимние дни, когда в плеере квартировало другое произведение голландца, с кучей ноликов и единичек в названии. Смутно помню его тоскливый, немного «не от мира сего» настрой, пение ван Гирсберген и Кюрша. И длина, кажется, он был очень длинным. Точнее, растянутым.

И, чтобы не повторять эту ошибку, возьму быка за рога: Lost in the New Real мне совсем не понравился.

Lost-in-the-New-Real-COVER_1200px

Скажу так: возьмись я (обделенный талантом к композиторству) за концептуальный альбом, получилось бы что-то вроде этого. Его словно сконструировали по правилам: вот тут у нас будет голос рассказчика, а тут поиграет фолковая скрипочка, а тут издадим «научно-фантастический» звук на синтезаторе. Я считаю, так можно создавать радиоспектакли и аудиокниги. Музыкальное произведение нужно сочинять, алгоритмы тут неуместны.

Музыка вышла постной: мелодии математически правильны, но немузыкальные, не певучие. Запомнилась только партия скрипочки из «Дома вечности доктора Сонного», но к чему там этот фолк а-ля Бретонь, ума не приложу. Но нет и глубины: сложных, симфоничных, многослойных партий. Зато порядком театральных пауз, откровенных провисаний, «закадровых голосов», спецэффектов: всего того, что должно быть приправой, а не основой.

Самое странное, что на этом самом альбоме Люкассен признается в любви битлам,»Дип Пепл», «Пинк Флойд» и «Лед Зэппелин», и даже дарит вкусные намеки на их темы, в стихах и музыкой! Корифеев в вышеописанном не обвинишь никак, и кто пример брать будет, а?!

Я не назову «Потерянный в новом бытии» откровенно плохим альбомом: он не халтурный, вовсе даже не, наверняка понравится фанатам и людям инженерно-нердового душевного устроения. Во мне немного отозвалась песня про разрешение родителям иметь детей, в ней мало проявились указанные недостатки, да и тема потихоньку начинает животрепетать. А вот остальное промелькнуло как пресный фон, как проходной эпизод сериала.

Опубликовано в рубрике «музыка» 28 декабря 2012 года.