Владислав Крапивин — «В глубине Великого Кристалла»

Владислав Крапивин — сериал про Великий Кристалл

Решил перечесть зацепившую в юности «Выстрел с монитора». Затормозил на седьмой книге.

Писатель Крапивин очень любит пацанов и девчат. Если кто подумал грязное, помой мозг с мылом. В Екатеринбурге он создал для них клуб «Каравелла», где ходят на яхтах, издают газету, снимают кино и фехтуют. Отряду стукнуло 52 года. Полазав по его сайту, проникся уважением: солидно.

Картинка с сайта отряда

Картинка с сайта отряда

Книжки Владислава Петровича про них же. Иногда его герои обладают сверхспособностями, иногда — самые обычные ребята. Живут в разных мирах, но умудряются попадать в гости друг ко другу. Условия жизни зачастую далеки от тепличных, но с успехом превозмогаются благодаря бодрости духа и взаимовыручке.

Шесть томов прочел, прежде чем схема «парнишка с ясными глазами и верными друзьями против мутных взрослых» поднаскучила. Но планирую дочитать до конца. Для среднего школьного возраста шедевр и образец. Явно полезнее, чем, скажем, Толкин. Притом что фантастикой автор не ограничился, читай «Мальчика со шпагой».

Чтобы два раза не вставать:

Андрей Круз — Нижний уровень

Слегка недоумеваю. Книги Круза читал и перечитывал, это как «Неудержимые» — но реалистично и про наших. В «Нижнем уровне» вроде все на месте, но впечатление такое, будто Андрей постарел лет на 20. Интровертная получилась книжка, медленная такая. Не назову минусом, но непривычно. Покамест отложил.

Жирным плюсом — подробное, с явным знанием дела описание страны и города Панамы. Как сам побывал.

Сергей Лукьяненко — Застава

Книжка с пылу с жару, уже нравится. Фишка в том, что Сергей талантливый писатель. Его книги интересно читать, а не выискивать достоинства и недостатки. Особой оригинальности в сюжете не жду, в воздухе попахивает хождением между мирами и стимпанком.

Опубликовано в рубрике «книги» 5 ноября 2013 года.

Джо Аберкромби — трилогия «Первый закон»

Так уж вышло, что об интересном я здесь не пишу — времени хватает только на «ух ты какие крутые» вещи. Но даже через этот строгий фильтр триумфально просочилась трилогия англичанина Джо Аберкромби «Первый закон».

Сам Джо — 40-летний фрилансер, монтажер видео. Явно не из халтурщиков: к его услугам обращались популярные группы вроде «Колдплэй» и «Зе Киллерс». А в свободное время он пишет темное фэнтези.

Благодаря успеху сериала «Игра престолов» этот жанр сейчас популярен. Он тыкает обычное, возвышенное фэнтези носом в грязь, кровь, сопли и другие малоприятные составляющие реальной жизни. Положительные герои могут сподличать, струсить, искать своей выгоды и даже бесславно и глупо умереть. Отрицательные — иметь свои, вполне оправданные и понятные мотивы.

Если автор соблюдает меру, читать такие книги интереснее, потому как больше веры и героям, и их поступкам. Аберкромби и меру соблюдает, и про реализм не забывает.

Огромной империи под названием Союз грозит опасность снаружи и изнутри. С севера прут орды местного Чингисхана — Бетода, подкрепленные еще более дикими шанка, кем-то вроде орков.

На юге поднимается рать злого волшебника, создающего уберсолдат путем кормления их человечиной.

В столице, Адуе, умирает от ожирения император, а его наследник раздолбайничает и распутствует.

На этой тревожной сцене начинаются сюжетные линии героев трилогии.

Занд ван Глокта, когда-то блестящий офицер, а ныне — искалеченный и регулярно просыпающийся в собственных отходах палач-инквизитор. Джезаль дан Луфар, тоже офицер, великосветский повеса и выпивоха. Логан Девятипалый, северный варвар-берсерк с компанией не менее отмороженных вояк. И маг Байяз — местный Гендальф, пришедший в трудную минуту, чтобы защитить хороших от плохих (бестолковый ученик в комплекте).

TheFirstLaw-TGI_001-DIGITAL_Page_201

Инквизитор Глокта за работой в представлении официального комикса

Когда читаешь, забавно следить, как автор жонглирует фэнтезийными штампами. Будут и чудесные спасения, и поход за волшебной Штукой Которая Всех Спасет, и незаконнорожденный претендент на престол — любимец народа и славный солдат. И — уж простите за «спойлер» — хэппи-энд тоже неизбежен: злых прогонят, добрые короли сядут на троны, а маг уйдет неведомо куда, но приглядывать за порядком не перестанет.

И каждую из этих банальных развязок Аберкромби изящно обыгрывает, открывая вторую сторону медали. Что-то окажется миражом, показухой. За что-то заплатят слишком дорогую цену. Чьи-то надежды исполнятся — к величайшему разочарованию надеявшегося.

При этом чувства мрачной безнадеги трилогия не оставляет, ты говоришь про себя: «что ж, это жизнь», и увлеченно читаешь дальше. Потому что главная удача этих книг — персонажи. Они живые и интересные, отчасти их можно понять по своему опыту: боли, амбиций, фейлов, неловкостей. За их судьбами интересно следить, за них переживаешь.

Очень советую, друзья — читайте все три подряд: «Кровь и железо», «Прежде чем их повесят» и «Последний довод королей».

Энергично. Реалистично. Увлекательно. А когда заболит голова или живот, можно будет представлять себя мрачным полуживым инквизитором. Так гораздо прикольнее!

Опубликовано в рубрике «книги» 15 июля 2013 года.

Джастин Хелперн — Хрень, которую говорит мой папа (Sh*t My Dad Says)

7821447На эту книгу я набрел совсем случайно — увидел цитату в Фейсбуке и вспомнил, что когда-то читал про парня, твитящего «соленые» фразочки своего престарелого папаши. Цитата была на русском, в комментах заметили, что читать надо в оригинале. Я сравнил, согласился и отправился на Амазон за бесплатной превьюшкой.

Я ожидал увидеть сборник приколов. Не увидел, но все равно зачитался.

Смешного там порядком: автор пишет бойко, а отец его и впрямь за словом в карман не лезет. Но увлекает эта книга простым, без обиняков, рассказом о жизни обычной современной американской семьи. Нормальной такой: с трудягой-отцом, с заботливой мамой, с дуралеями-братьями и шальной собакой. Ты читаешь и вспоминаешь свою семью или знакомых, и волнуешься за автора, и переживаешь с ним, потому что у тебя на повестке дня точно те же вопросы и сложности.

И на каждую из этих ситуаций есть внятная и красочно описанная реакция папы Джастина. Не то чтобы в его словах был кладезь мудрости или какой-то особый юмор. В них есть то, чего многим не хватает: отцовская забота и отцовский жизненный опыт.

Спасибо папе, я не обделен ни тем, ни другим. И тем более эта книга откликнулась во мне: той любовью, уважением и благодарностью, которые слышны в рассказе автора. Читая про Сэма Хелперна, я думаю о своем папе — и понимаю, как дороги мне все его привычки, шутки и фразочки. Пусть и не такие эксцентричные, чтобы твитить о них.

Эту книгу стоит прочесть, чтобы посмотреть со стороны на свою семью и увидеть за будничной суетой, спорами и непонятками обычную, мирную и счастливую жизнь. Словно сидишь с Джастином за кружкой пива и он рассказывает тебе про себя: как однажды забыл порнуху в родительском видаке, как пытался подделать домашку по биологии… А ты смеешься, киваешь и с энтузиазмом перебиваешь: «Вот у меня точно такая же фигня была!».

Есть и вторая книга: «С девушками у меня хреново» (I Suck at Girls). Она ничуть не хуже и ничем не отличается: продолжение жизни Джастина  — уже после выхода «Хрени» — с комментариями его папаши, который по-прежнему не особо парится, что о нем подумают.

Обе книжки я купил на Амазоне, в цифровом формате они стоят не очень дорого. Язык у автора легкий, оригинал читается влет, перевод даже не пробуйте.

И, конечно, несколько цитат (в хорошем переводе):

Про разговоры с незнакомцами: «Слушай сюда, если кто-то, кого ты не знаешь, говорит с тобой ласково — убегай. Никто не будет с тобой ласковым просто чтобы быть ласковым, а если и будет, пусть тащат свою ласковую жопу куда подальше».

Про вишлист на Рождество: «Ты написал список из 25 подарков, в том порядке какой больше хочешь получить? Ты совсем дурной? Я сказал сказать мне, что ты хочешь на Рождество, а не сделать *** турнирную таблицу».

Про мой первый школьный бал: «Ты надушился?.. Сынок, в этом доме нет одеколона, только духи твоей мамы. Я знаю этот запах, и позволь сказать тебе: как-то странновато чувствовать запах своей жены на тринадцатилетнем сыне».

Про турпоход с семьей: «Нет, я останусь дома. Вы можете устроить семейный отдых, а я отдохну от семьи. Поверьте мне, так мы все проведем время лучше всего».

Про упражнения: «Никто не любит практиковаться, но что хуже: практиковаться или быть отстоем в чем-то?.. Вот что-то мне кажется, что практиковаться все же лучше».

Про покупку подарков на его день рождения: «Если это не бурбон или треники, оно отправится в помойку. Нет, не надо подходить к этому творчески. Сейчас не творческий момент, сейчас момент для бурбона и треников».

Ну и отрывочек:

… Почти все мы хотим предполагать или верить, что наши родители занимались сексом только друг с другом, и не больше, чем нужно было, чтобы родить нас и наших братьев и сестер, так что слышать, как мой отец говорит такие слова о ком-то, кроме моей матери, было непривычно. Такого никогда раньше не было, и я был заинтригован.

— В общем, мы с ней какое-то время встречались. Довольно долго. Затем однажды решили «поговорить», и я сказал ей, как сильно люблю ее, а она посмотрела на меня и ответила: «Я не люблю тебя. И никогда не полюблю».

— Я буду пиццу с колбасой, пепперони и салатом, — продолжил он, обращаясь к официантке, которая неловко мялась рядом со столом, ожидая, пока мой папа закончит рассказ и она сможет принять заказ.

Я сделал заказ, и она ушла.

— И что же ты сделал? — спросил я.

— Я сказал ей, что думаю, что могу изменить это. Может, она не любит меня прямо сейчас, но со временем — полюбит.

— Что она ответила?

— Она сказал, окей. И мы остались вместе. И мы ссорились. Мы много ссорились. А потом я понял, что сделал большую ошибку. Она отдала мне свою юность, и она прошла, и я не знал, как выйти из этой ситуации. А потом она заболела, и должна была умереть, — сказал он, глубоко вздохнув и на мгновение задумавшись, как бы проигрывая в голове что-то, о чем давно не вспоминал.

— Я был с ней добр и остался с ней. А потом она умерла. И я чувствовал себя гадко. Потому что вышло так, что эта женщина не хотела быть со мной, сказала мне это, и я не услышал ее. И она провела конец своих дней с кем-то, кого не любит. А теперь она умерла, и какая-то часть меня почувствовала облегчение от того, что я освободился от этих отношений, и из-за этого я чувствовал себя ужасно, и не знал, что с этим поделать.

Мой папа откинулся на спинку своего плетеного стула и немного помолчал. Пришла официантка с нашей едой, и он подцепил на вилку салат, прежде чем взглянуть на меня.

— Люди всегда стараются сказать тебе, что они чувствуют. Кто-то говорит это прямо, а кто-то говорит это своими поступками. Я не знаю, что будет с твоей девушкой. Думаю, она хороший человек и надеюсь, что ты получишь то, чего хочешь. Но сделай одолжение: слушай, и обращай внимание на то, что слышишь.

Опубликовано в рубрике «книги» 6 января 2013 года.

Зомби вместо злых цветов

Заслушивание обещанных вчера «Злых цветов» шведского ВИА «Зверюга» отменилось с грохотом упавшего с утра настенного шкафчика с посудой — вместо закачки музыки я увлеченно собирал осколки. Сору много, но будильник обалденный.

А значит, самое время поведать миру о полюбившихся мне книгах за авторством сеньора Андрея Круза. Философы и эскаписты, срочняком закрывайте вкладку — тут вам не понравится.

Герой всех книг товарища Круза — крутой мужик с ба-а-альшущим арсеналом. У него есть большая любовь и четкие понятия, он всегда знает, чего хочет. Смел, бодр, решителен и рефлексией не страдает, умен и изобретателен, в наличии верные друзья и уважение окружающих.

Первое, что надо читать у Круза, это серия «Эпоха мертвых» и примкнувшая к ней «Я еду домой». Ядреная помесь Fallout, Silent Hill и S.T.A.L.K.E.R. Из сумрачной московской лаборатории на волю выбирается Идеальный Вирус. Идеальный, потому что своего носителя не убивает сдуру, а поддерживает и лечит. Причем и после смерти тоже, поднимая свежий трупик на ноги и наполняя его желанием питаться.

Короче говоря, по миру вдарил старый недобрый зомби-апокалипсис. Как и положено апокалипсису, на дурачка выжить не удалось никому — спаслись только запасливые, сметливые и везучие. На улицах беспредел, кровища и вонища. Но правильные парни не сдают и тут: собираются вместе, укрепляются, отстреливаются и продолжают жить по-человечески.

Но не все так просто для героя «Эпохи мертвых». Случилось ему служить в той самой злосчастной лаборатории, и получил он от умирающего профессора наказ: доставить образец вируса ученым в закрытый городок под Нижним Новгородом, чтобы те сварили из него антивирус.

А у него, у Сереги, семья. Друзья. Да и просто выжить хочется…

Андрей из «Я еду домой» едет домой. В Россию. Из США. Уже в разгар событий. Ему пофиг, что корабли не ходят и самолеты не летают. У него там жена любимая, с детьми опять же.

Я перечел обе эти серии два раза и сказать могу одно: уважаю. Свою задачу — «заставить читателя думать на тему: «А как бы я сам поступил на месте героя? И что я сумел бы в этой или похожей ситуации сделать на самом деле? Может, лучше что-то изменить в своей жизни прямо сейчас?»» — книги выполняют на все сто. Более того: ты хочешь отождествить себя с героем. Ты радуешься, когда его мысли совпадают с твоими и напрягаешься, когда он что-то может, а ты вовсе даже нет. Ты с пониманием улыбаешься, когда он рассуждает про свою далекую любимую. Как в детстве, когда читал Жюля Верна и Конана Дойла.

Но стоп.

Если вам нужны небанальные литературные ходы, утонченный язык и душевные терзания — Круз не подходит. Спойлерну: образец вируса донесут, до жены доедут, человечество выживет. И еще там полным-полно описаний оружия: может и надоесть. И демократией там и не пахнет, равно как и толерантностью.

Если что, я предупредил. Уверен, что большинство из вас уже поняли — надо читать.

Опубликовано в рубрике «книги» 4 октября 2012 года.